МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС УКРАИНЫ

По объемам производства черная металлургия занимает первое место среди промышленных отраслей экономики Украины. Объем вырабатываемой ею продукции достигает 30% от общего объема производства, она дает более 40% валютных поступлений, в отрасли занято около 10% работающего населения страны, поэтому черная металлургия имеет для Украины важнейшее экономическое значение.

Особенностью украинской металлургии является высокая доля экспорта в структуре продаж. Еще во времена СССР львиная доля стали, производимой на металлургических предприятиях Украинской ССР, поставлялась в другие Советские Республики. После получения независимости Украина осталась с мощным металлургическим сектором, возможности которого намного превышали потребности страны. Эти факторы привели к значительной экспортной ориентации металлургии: на внешних рынках реализуется более 80% производимой продукции, что связано, в первую очередь, с недостаточным спросом внутри страны, а также выгодным географическим положением. По данным Минис-

терства промышленной политики Украины, потребление стали на внутреннем рынке составляет всего около 13%.

Нынешнее конкурентное преимущество украинской металлургии — качественные и относительно дешевые полуфабрикаты.

Что касается стимулирования внутреннего металлопотреб-ления, то этот вопрос пока остается на уровне теории — ни один масштабный проект ни в машиностроении, ни в энергетике, ни в жилищной сфере не был реализован. Поэтому в ближайшие годы Украина будет оставаться экспортоориен-тированным государством в сфере черной металлургии, сконцентрированном на полуфабрикатной продукции.

Однако даже в этом сегменте украинским металлургам необходимо укреплять свои позиции. То, что они могут легко пошатнуться, видно на примере китайского рынка, который за последние два года Украина почти полностью потеряла. Еще в 2016 году Украина поставляла в Китай до четверти всей стальной продукции, сегодня поставки туда очень незначительны (рис. 3). Потерю азиатских рынков частично компенсировали поставки в страны Ближнего Востока.

Несмотря на потерю ключевых рынков сбыта украинской металлопродукции, предприятия черной металлургии смогли нарастить производство продукции в натуральных показателях, одновременно декларируя снижение финансовых показателей на фоне роста цен на металлопродукцию на мировом и внутреннем рынках.

Из числа объективных причин этого следует отметить реальный рост себестоимости производства за счет роста цен на газ — для промышленных производителей цены на газ на

протяжении 2016—2017 годов выросли фактически в 1,5 раза (до 140 долл. за 1000 кубометров); на электроэнергию — до 45%; железнодорожные тарифы для металлургов выросли в среднем на 50%.

Тем не менее, даже после повышения цен на энергоносители украинская металлургия остается весьма конкурентоспособной, хотя ее показатели рентабельности начали снижаться. Во многом это можно объяснить некоторым занижением финансовых показателей, а также практикой применения трансфертного ценообразования (табл. 3, 4).

«СВОБОДНЫХ» КОМПАНИЙ УЖЕ НЕТ

На сегодняшний день фактически все предприятия ГМК Украины контролируются финансово-промышленными группами (ФПГ) (табл. 5).

Приобретая металлургические активы, ФПГ при этом преследуют различные цели. В связи с этим условно можно выделить две модели стратегии развития своих активов.

Первая модель предполагает получение так называемой быстрой прибыли путем стимулирования продаж наиболее востребованного на внешних рынках сортамента, выпуск которого осуществляется наименее затратным способом. Как правило, в этом случае мы не наблюдаем реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие технологического и производственного потенциала предприятий. Например, данная модель характерна для одной из крупных украинских ФПГ «Приват».

Особенностью деятельности группы «Приват» является развитие банковского бизнеса за счет вложения прибыли,

полученной от сбыта металлопродукции (и нефтепродуктов, где группа владеет значительной долей в украинской нефтедобыче и нефтепереработке). Это означает, что горно-металлургические активы рассматриваются данной ФПГ в основном как средство получения быстрых денег для последующего их запуска в финансовый оборот. ФПГ может работать при непрозрачной структуре акционеров, используя посредников, применяя трансфертное ценообразование, поэтому говорить о консолидации метпредприятий и выходе на IPO преждевременно.

ФПГ «Приват» не является классическим металлохолдин-гом, построенным по принципу «уголь—кокс—руда—металл». Наиболее вероятным сценарием может стать последующая продажа группой своих горно-металлургических активов. Следует отметить, что некоторые предприятия ФПГ уже планируется выставить на продажу. Речь идет о коксохимическом заводе «Баглейкокс» и ГОКе «Сухая Балка».

Вторая модель стратегии развития горно-металлургических активов предполагает, в первую очередь, развитие технологического и производственного потенциала предприятий, что требует внедрения долгосрочных инвестиционных проектов с целью обретения максимальной конкурентоспособности продукции.

Деятельность таких ФПГ не ограничивается только построением схем производитель—потребитель. Сегодня их задачей является создание стратегически значимых многопрофильных производственных активов не только за счет своих внутренних, но и за счет покупки европейских активов. Правда, в отличие от мировых стальных корпораций, которые покупают активы в других регионах с целью получить доступ к сырью и производственным ресурсам, для украинских металлургов, в первую очередь, — это способ реализации продукции на европейском рынке, экспорт которой ограничивается квотами.

Прорваться на рынки ЕС таким способом сегодня пытаются «Систем Кэпитал Менеджмент» (Р. Ахметов), «Индустриальный союз Донбасса» (C. Тарута, В. Гайдук), а также компания «Интерпайп» (В. Пинчук) (трубопрокатное производство).

Кроме этого, «Систем Кэпитал Менеджмент» располагает избыточными ресурсами металлургиеского сырья (уголь, кокс, руда).

СТРАТЕГИИ РОСТА

УКРАИНСКИХ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ГРУПП

Еще в минувшем году в связи с изменением политической конфигурации Украины, а особенно после реприватизации меткомбината «Криворожсталь», совладельцем которой являлись структуры Р. Ахметова, основной задачей «Систем Кэпитал Менеджмент» было удержать имеющиеся активы. Вероятно, обсуждался вопрос и о продаже Ахметовым горно-металлургических активов. Собственно, это могло стать

главным катализатором процесса построения прозрачного холдинга «Систем Кэпитал Менеджмент» — за полтора года холдинг консолидировал значительную часть своих активов. Весной этого года Ахметовым была создана управляющая компания ООО «МетИнвест», куда вошли все горно-металлургические активы «СистемКэпитал Менеджмент». Теперь перед группой стоит задача выйти на мировые рынки заемного капитала и провести IPO.

По информации «Систем Кэпитал Менеджмент», в период с 2016-го по 2017 год общая сумма инвестиций в техническое развитие метпредприятий группы составит около 2 млрд долл., из которых более 1,5 млрд долл. предназначено для меткомбината «Азовсталь». Сейчас вероятность реприватизации предприятий из собственности «Систем Кэпитал Менеджмент» фактически сведена к нулю.

Если вернуться во время премьерства Ю. Тимошенко, то взаимоотношения между властью и крупным бизнесом строились по принципу конфронтации и конкуренции — попытку реализации подобного сценария мы могли увидеть на примере тех же реприватизационных процессов, главными объектами которых стали Криворожсталь и Никопольский завод ферросплавов, а также еще ряд предприятий.

Учитывая текущий политический климат, когда власть в стране «взяли» представители промышленной части Украины, тесно связанной с металлургическими группами, следует ожидать нового этапа во взаимоотношениях между властью и бизнесом. По-видимому, они будут строиться по принципу партнерства и сотрудничества. Ведь, учитывая те изменения, которые происходят в мире сегодня, можно говорить о том, что на передний план выходят вопросы обеспечения экономических интересов государства, усиления

конкурентоспособности продукции на мировых рынках. Тем более что Украина намерена стать членом ВТО в обозримом будущем. Опять-таки, вступление в ВТО в первую очередь необходимо именно металлургической отрасли.

По нашему мнению, нынешняя власть будет лоббировать интересы горно-металлургической отрасли, и, в первую очередь, интересы именно «Систем Кэпитал Менеджмент». В большей степени это касается личных амбиций Р. Ахмето-ва в горно-металлургическом бизнесе. И вряд ли Р. Ахметов будет стремиться к продаже своих активов, конечно же, при благоприятном политическом раскладе на Украине.

Украинская экономика сильно завязана на металлургию. Альянс Mittal Steel и Arcelor еще больше усиливает ее зависимость от сильных игроков мировой сталелитейной отрасли. Поэтому, с этой точки зрения есть необходимость консолидироваться изнутри.

Возможен ли союз таких структур как «Систем Кэпитал Менеджмент», «Индустриальный Союз Донбасса» и ММК им. Ильича?

Что касается первых двух, то, в первую очередь, это две ведущие политико-экономические структуры Донбасса, обладающие примерно равными возможностями, подкрепленными равнозначными экономическими ресурсами. И лишь в том случае, если данные структуры будет объединять одна цель — сохранение политического и экономического контроля в Украине, возможна их консолидация.

Рассматривая ММК им. Ильича, дать однозначный ответ довольно сложно, но можно считать, что в данном случае может быть несколько решений: консолидация изнутри, поглощение Mittal Steel или тесное сотрудничество с Россией.

Открытыми остаются вопросы: какую политику нынешняя власть будет проводить в отношении уже пришедших и го-

товящихся к приходу на Украину глобальных игроков в горно-металлургическом секторе, и на какую из сторон она сделает ставку?

В данный момент в Украине обостряется борьба за право завершить строительство Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд (КГОКОР) между Mittal Steel и российскими компаниями «Металлоинвест» и «Смарт-групп». Но сейчас мы наблюдаем неприкрытое лоббировании интересов Mittal Steel со стороны румынских властей. Mittal владеет в Румынии металлургическим комбинатом Mittal Steel Galati, покупку которого в свое время поддерживали британские власти. Так что и в этот раз за интересы Mittal Steel вполне могут вступиться не только румынские, но и британские власти, опять-таки представляющие интересы Mittal в слиянии с Arcelor.

Возможно, что российские компании, в свою очередь, будут также привлекать сторонников в лице представителей государственных органов.

Когда одна из сторон одержит победу, станет понятно: или Украина будет строить союз с российскими металлургами, или экспансия Mittal будет продолжаться в этом регионе. Во всяком случае, на принятие решения со стороны украинских властей будет оказывать влияние ряд факторов: с одной стороны, Украина стремится в Европу, а с другой — у нее много общих интересов с Россией.

Но возможен и другой сценарий: Украина попытается удержать горно-металлургический комплекс в собственных руках. Для этого есть все возможности. Но будут ли они реализованы?

Таким образом, вполне вероятно, что горно-металлургический комплекс СНГ в ближайшее время ждут серьезные изменения. «Избалованные» высокими прибылями владельцы металлургических групп активно начали консоли-дационные процессы, присматривая «жертвы для поглоще-

ний». Помимо укрупнения внутри своих государств, налицо тенденция распространения влияния и в сопредельные государства. На фоне позиционирования России как страны-энергетического донора, растет и опасность быть поглощенными со стороны металлургических групп из СНГ. Высокие цены на газ не только снижают операционную рентабельность металлургов из СНГ, но и сокращают поток свободных денежных средств, которые они могут направлять на собственное развитие, а значит, увеличивается угроза быть поглощенными. А для России доступ к газовой трубе является своего рода гарантией лояльности правительств сопредельных государств к активной российской металлургической экспансии, которая может начаться уже в ближайшее время (табл. 6).

 

Рубрика: Без рубрики

Комментарии закрыты.

Кроме того, у сайта есть база данных, различные файлы картинки, видео и т.